Российская ассоциация историков Первой мировой войны

Гужва Д.Г. РУССКАЯ ВОЕННАЯ ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Военно-исторический журнал. – № 12. – 2007. – С. 37-41.

 В ноябре будущего года будет отмечаться девяносто лет со дня окончания Первой мировой войны. Анализ периодических изданий и научных трудов свидетельствует о значительном интересе к истории данного вопроса. Интерес этот вызван как необходимостью переосмысления целого ряда устоявшихся положений, так и существованием многочисленных «белых пятен» в военной истории Отечества. Не последнее место в этом ряду занимают исследования в области становления и развития отечественной военной периодической печати как основного рупора пропаганды среди военнослужащих русской армии.

Начало войны потребовало перестройки всех сфер жизни российского общества в целях мобилизации человеческих и материальных ресурсов для достижения победы. Важнейшее место в решении этих задач должны были занять печатные издания вообще и военная периодическая печать в частности. 

В первый день войны в стране вышли экстренные выпуски газет и листовок с известием об этом событии. Сообщения с фронта, репортажи о ходе мобилизации и проводах новобранцев, материалы патриотического содержания и статьи, направленные против австро-венгерских и германских войск, потеснили происшествия и объявления, занимавшие прежде большую часть газетных площадей. Экстренным дополнением к уже подготовленным накануне номерам ряда газет стал Высочайший Манифест[1]

В газетах и журналах появились новые рубрики. Наряду с информацией с фронтов и из-за границы публиковались статьи и корреспонденции, посвященные  тылу, положению в странах союзников и противников, героическим событиям военной истории.

Однако стихийные изменения в содержании газет и журналов не могли дать должного эффекта в решении задач по подъему морального духа войск. Поэтому военное и политическое руководство страны приступило к выработке основных направлений деятельности военной периодической  печати, среди которых значительное место занимали фронтовые и армейские издания, а также организация работы корреспондентов по освещению боевых действий на фронтах.     

Накануне войны военная печать имела строго определенную структуру, значительная составляющая которой сохранилась и в годы войны. Центральным органом Военного министерства был военно-научный журнал «Военный сборник» и газета «Русский инвалид». Далее шли издания штабов военных округов и казачьих войск. Свои газеты и журналы имели различные рода войск и служб, военно-учебные заведения, военное духовенство.  

 Что касается создания органов военной периодической печати на период ведения боевых действий, то здесь дело обстояло следующим образом. Согласно ранее разработанному Генеральным штабом плану, русская армия вступила в войну в составе двух фронтовых группировок: Северо-Западный фронт –  две армии и Юго-Западный фронт – четыре армии. Одновременно с созданием фронтов военное командование стало формировать их органы военной периодической печати. Основанием для этого можно считать циркуляр штаба Верховного главнокомандующего (ВГК) № 1160 от 31 июля 1914 года, который гласил: «Верховный главнокомандующий признает крайне желательным скорейшее снабжение войсковых частей газетами патриотического направления и бюллетенями о событиях на всех театрах военных действий – нашем и наших союзников, дабы все воинские чины, до передовых частей включительно, имели возможность быть осведомленными об общем положении дел»[2].

Во исполнение этого циркуляра в войсках было организовано бесплатное распространение газет и журналов военно-патриотической направленности, в большом количестве созданных в начале войны: «Альбом героев войны», «Армия и флот», «Военная летопись», «Война и герои», «Воскресный листок»[3]. Некоторые из них имели на титульном листе соответствующую надпись, как, например, журнал «Илья Муромец»: «Командующим войсками Московского военного округа журнал «Илья Муромец» рекомендован для выписки по войскам военного округа»[4].  

Активные действия по созданию органов военной периодической печати были предприняты и в самой действующей армии. В своем циркуляре от 14 августа 1914 года начальник штаба главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта генерал В.А. Орановский потребовал от начальников штабов подчиненных армий о «немедленном издании при вверенных им штабах военной газеты». Особо подчеркивалось, что эта газета должна  печататься в таком количестве, чтобы «ею были снабжены бесплатно: в пехоте – включительно до роты, а в других родах войск – соответствующие подразделения»[5].

В августе 1914 года при штабе Юго-Западного фронта начинает издаваться «Армейский вестник», а с ноября того же года – еженедельное иллюстрированное приложение к нему[6]. Через год аналогичная газета под названием «Наш вестник» стала выходить и на Северо-Западном фронте, также с иллюстрированным приложением[7]

Кроме фронтовых, в войсках были еще и армейские газеты, издававшиеся при штабах армий. К январю 1917 года в русской армии издавались: «Листок 2-й армии», «Последние армейские известия» (штаб 3-й армии), «Последние известия» (штаб 8-й армии), «Боевые новости» (штаб 5-й армии), «Известия штаба XIIармии» и т.д[8]. Однако, как свидетельствуют воспоминания современников,  об этих изданиях мало кто знал. «Армейский вестник» и «Наш вестник», - пишет М.К. Лемке[9], - были более или менее известны. Но в армии есть еще издания, например: «Известия штаба XIармии», «Боевые новости Xармии», «Последние армейские известия» 3-й армии, которые почти никому не известны и комплекта их не имеется даже в Ставке, потому что здесь ими ровно никто не интересовался и не интересуется…»[10].

Анализ исследуемой литературы позволил установить, что разновременно, с 1914 по 1917 годы, в русской армии издавалось                       3 фронтовые и 13 армейских и 1 корпусная газет[11].  

Организуя работу военной печати, русское командование уделяло внимание информированию частей и соединений, воюющих за пределами России. В 1916 году на Западный фронт, в помощь союзной Франции, был направлен Русский экспедиционный корпус. Для него издавалась еженедельная «Военная газета для русских войск во Франции»[12], информировавшая о событиях на фронтах войны, о мировых событиях и частично рассказывавшая о внутренней жизни в России.

В 1916 году части Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом овладели турецким городом-портом Трапезунд и превратили его в укрепрайон. С ноября 1916 г. по декабрь 1917 г. в районе  ежедневно издавался «Трапезундский военный листок»[13].

  В то же время, уже начальный период войны показал, что при значительной численности личного состава ведущего боевые действия на фронтах большой протяженности, типографии не могли обеспечить оперативный выпуск и доставку достаточного количества экземпляров газет в войска.

Для решения этой проблемы на начальном этапе войны, когда происходило развертывание фронтовых и армейских газет, вышестоящими штабами в подчиненные штабы рассылались указания с просьбой подбора и откомандирования в типографии имеющихся в наличии полиграфистов[14]. Примерный штат типографии армейской газеты включал 25 – 30 человек рядового состава: корректора, писаря, наборщики, печатники, переплетчики и т.д. В дальнейшем подобные телеграммы поступали в действующую армию неоднократно[15].

Наряду с фронтовыми и армейскими газетами полевые типографии печатали «Обзоры военных действий». Так, «Краткий обзор наших военных действий против австро-венгерских армий», издававшийся на Северо-Западном фронте в 1915 году, рассылался в количестве 2650 экземпляров для   1-й армии[16], а «Обзор войны», издававшийся штабом 1-й армии, распространялся в количестве 950 экземпляров[17]. «Краткий обзор», издававшийся при штабе Юго-Западного фронта  в декабре 1914 года в количестве 4750 экземпляров, рассылался в подчиненные армии по            1000 штук для раздачи войскам до роты включительно[18].  

Что касается доставки прессы непосредственно на передовую, то она осуществлялась через воинские полевые почтовые киоски, создававшиеся по 1 – 2 на армейский корпус. Распространение организовывалось благодаря привлечению к этому раненых нижних чинов[19].  

Однако, анализ архивных документов и воспоминания участников войны свидетельствуют, что в этой работе имели место существенные  недостатки.  

Так, 9 октября 1915 года в телеграмме генерал-квартирмейстеру штаба         1-й армии от генерал-квартирмейстера штаба Западного фронта сообщалось, что «по имеющимся сведениям, издаваемый при  штабе фронта военный журнал «Наш вестник» рассылаемый для дальнейшего направления в войска через штабы армий, в последних подолгу залеживается, а иногда и вовсе не доставляется, несмотря на ощущаемую  войсками большую потребность в газете». Далее начальник штаба приказывал проверить и сообщить, в какие сроки газета доходит до войск и принять все меры к ее аккуратной рассылке[20]. Согласно архивным данным, время доставки газеты «Наш вестник» колебалась от 2,5 до 9(!) суток[21], в зависимости от удаленности армии или корпуса.   

Следующий документ свидетельствует, что «экземпляры газет         (200 штук каждая) «Наш вестник» присылаемые редакцией для штаба            1-й армии, во все команды и отделения штаба не попадают, а расходуются совершенно на другие цели – для обвертки и прочего». Ввиду этого обращалось внимание на аккуратное и пропорциональное снабжение названой газеты всех отделений и команд, подчиненных штабу армии[22].

Безусловно, такое положение дел в вопросе распространения и доставки повременной печати до передовых частей действующей армии не могло удовлетворить русское командование, и им было принято ряд мер для стабилизации ситуации.

Так, согласно приказу генерал-квартирмейстера штаба Западного фронта от 12 ноября 1915 года: «для урегулирования доставки войскам журнала «Наш вестник» к пакетам с номерами журнала редакцией время от времени будут присоединяться ведомости, в которых будет отмечаться время выдачи журнала, а при дальнейшей пересылки будет отмечаться время прохождения штабов армии, корпусов, дивизий, бригад. Последние, по получению журнала, ведомость должны будут отправить обратно». Заполненная ведомость была необходима для выяснения времени прохождения журнала от редакции до читателя, а также для выяснения районов и лица, по вине которых произошла задержка[23]

Главнокомандующий армиями Западного фронта генерал от инфантерии  А.Е. Эверет приказал, «чтобы в армии были организованы регулярные подвозы наиболее распространенных повременных изданий и продажа их в пунктах, настолько близко к позициям, насколько это может быть допущено военными соображениями»[24].

Необходимо отметить, что командование русской армии не только заботилось о времени доставки газет и журналов в действующую армию, но и проводило мониторинг отношения читателей к тому или иному изданию. Так, в мае 1916 года в адрес ряда воинских частей штабом 1-й армии были направлены запросы об отношении нижних чинов к высылаемой в войска бесплатной газете «Военная летопись»[25]. Командование интересовало, интересна ли она, желаемо ли ее получение в подразделениях или эта пустая трата казенных денег[26]. Ответы свидетельствовали, что издание читается с немалым удовольствием, однако в войска она приходит редко и с большим опозданием[27]

В конце апреле 1917 года при Ставке стала выходить газета «Бюллетень Штаба Верховного Главнокомандующего» (в дальнейшем переименованная в «Известия действующей армии» - Прим. автора)[28]. Однако просуществовала она недолог. Уже к августу издание было упразднено[29], а его штаты  переданы в Бюро печати управления второго генерал-квартирмейстера при штабе ВГК[30].  

После Февральской революции в русскую армию стала поступать легальная социал-демократическая печать, освещавшая военную тематику: «Солдатская правда», «Окопная правда», «Рабочий и солдат», «Окопный набат», «Солдат»[31]. К осени 1917 года в стране выходило 15 большевистских военных газет[32]. Среди них была и периодика, издававшаяся непосредственно в районе боевых действий: «Красное знамя» и «Правда гренадерская», газеты Военной организации комитета РСДРП(б) 8-й армии и    11-й армии Юго-Западного фронта соответственно[33].

В этот же период у большинства фронтовых и армейских изданий появляется два учредителя - штаб фронта и исполком Совета солдатских депутатов[34]. Но уже в начале августа, согласно приказу по Военному ведомству № 490, все газеты издавались только от имени армейских и фронтовых комитетов[35]. Однако еще в июне 1917 года, согласно приказу ВГК, при управлении генерал-квартирмейстеров фронтов и армий  были упразднены военно-цензурные отделения вместо которых формировались «особые отделения» в введенье которых передавались  все вопросы, связанные с политической жизнью в действующей армии, в том числе и военная печать[36]. С этого момента на страницах военной печати прочно утвердился новый жанр – отчеты о митингах и собраниях. Таким образом, на заключительном этапе войны, началась резкая  политизация военной  прессы. 

Также ряд военных изданий меняют не только своих учредителей, но и названия. Так, центральный печатный орган Военного министерства «Русский инвалид» переименовывается в «Армию и флот свободной России». Фронтовая газета «Армейский вестник» – в «Голос фронта»[37], газета штаба 2-й армии «Армейский листок» –  в «Армейский голос»[38].

Другим направлением в развитии и становлении системы информационного обеспечения в ходе войны стало создание Бюро печати – прообраза современной пресс-службы. По прошествии пятнадцати месяцев войны, ввиду нахождения на театре военных действий значительного числа журналистов, как русских, так и иностранных, Ставкой было принято решение об образовании специального органа – Бюро печати. В рапорте от 14 октября 1915 года  исполняющий дела генерал-квартирмейстера Ставки генерал-майор          М.С. Пуствойтенко докладывал начальнику штаба ВГК генерал от инфантерии М.В. Алексееву, что в последнее время от  ряда редакций газет поступили ходатайства о разрешении их корреспондентам прибыть в штаб ВГК. До настоящего времени русская печать относилась к армии и войне с чувством истинного патриотизма. Между тем целым рядом условий она поставлена в положение, при котором совершенно не имеет возможности удовлетворить запросам общества вследствие крайней скудности, туманности и неверности даваемых ею сведений относящегося к ходу военных действий. Главная причина такого положения – отсутствия необходимого руководства вследствие полного отсутствия какой бы то ни было связи между печатью и единственным компетентным для нее органом – штабом ВКГ[39].   

По прошествию  двух недель, в докладе по штабу ВГК говорилось, что «с целью предоставления русской печати нового круга интересных и полезных сведений и для осуществления необходимой связи между армией и печатью представляется целесообразным нахождения в местах расположения Штаба нескольких корреспондентов наиболее влиятельных столичных и провинциальных газет, руководимых в этом отношении штабом ВГК»[40].

Ввиду создания Бюро печати, в действующую армию была направлена телеграмма, в которой отмечалось, что «признано желательно, чтобы кроме освещаемых Ставкой общих сведений о ходе военных действий, достоянием общества становились и отдельные факты из боевой жизни, и подвиги отдельных лиц и мелких частей. Сведения данного рода в большинстве случаев не доходят до высших штабов. Поэтому, целесообразно в штабах армий и корпусов, готовящих донесения, все подходящее под вышеуказанное, ежедневно подлежит немедленному сообщению в штаб фронта с заголовком «Для печати», не стесняясь отображения военной тайны, какова будет принята во внимание при обработке сведений офицерами Генерального штаба»[41].

Однако, как показала практика, из-за отсутствия в его штате профессиональных сотрудников, способных грамотно работать с прибывшими репортерами и снабжать их необходимой информацией, деятельность Бюро печати при Ставке была мало эффективна.  

Не имея возможности получить достоверную информацию о положении на фронте, прямо писать о коренных политических и социальных проблемах, журналисты обратились к жанру «картинок», который стал особенно популярен[42].      

Повторная попытка создания подобного Бюро была предпринята уже  после Февральской революции. В секретной телеграмме от 16 марта           1917 года сообщалось, что при  Главном управлении Генерального Штаба  образовано Бюро журналистов с целью осведомления печати о ходе военных действий и внутренней жизни армии. Учитывая сложившуюся обстановку, генерал-квартирмейстер обращался к начальникам штабов фронтов с просьбой об образовании при штабах фронтов и армий нештатных Бюро печати, которые, войдя в связь с Бюро журналистов, доставляли бы ему «осведомленные материалы, для получения которых можно было привлечь желающих и владеющих пером офицеров, находящихся на фронтах». При этом отмечалось, что подготавливаемые материалы не должны противоречить точке зрения высшего командования и Временного правительства[43].  

В апреле при управлении второго генерал-квартирмейстера штаба ВГК создается Бюро печати, основными задачами которого было: с одной стороны доведение информации до Верховного командования об общественном движении и настроении в армии, а с другой – парирование путем печати выпадов против действий  командования и высшего армейского начальства, которые участились к тому моменту в общей прессе. Кроме того, на Бюро возлагалась переписка по военно-общественным вопросам[44].

По прошествию времени в войска были отправлены телеграммы с требованием отчитаться о проделанной работе по организации нештатных бюро печати за истекший период. Увы, ответы, учитывая сложившуюся к тому моменту в стране обстановку, оказались неоднозначными и мало располагающими к дальнейшей работе.

Так, согласно приказу главнокомандующего армиями Западного фронта генерал от кавалерии В.И. Ромейко-Гурко при штабе фронта было образовано нештатное Бюро печати в составе заведующего бюро, секретаря  и ряда сотрудников. На первый месяц его деятельности было отпущено      200 рублей. Однако этого  оказалось недостаточно, и уже с мая сумма была увеличена до 350 рублей[45].

Генерал-квартирмейстер штаба 10-й армии докладывал, что «образование при штабе армии бюро печати совершенно исключает возможность выражения собственного взгляда корреспондента и сводит его деятельность к обязанностям личного секретаря начальствующего лица», что не соответствует духу времени[46].  

  Генерал-квартирмейстер штаба 3-й армии подчеркивал в своей телеграмме, что «для оживления дела и успешного достижения целей, кои ставятся бюро печати, прежде всего, необходимо организовать это дело с должной солидностью и отнюдь не поручать его «нештатным» организациям. В настоящее время, при крайней неустойчивости личного состава даже штатных учреждений, обстоятельное ведение дел в них крайне затруднительно, не говоря уже о «нештатных». Кроме того, деликатное дело проведения взглядов командного состава в печати и сама работа в печати требует подбора подходящих специалистов и не может быть поручена случайным лицам. Исходя из вышеизложенного, предполагается, что, если бюро печати предается большое значение, то необходимо предать им определенную прочную организацию, прияв все меры к привлечению в их состав соответствующих работников»[47].

Подводя итог вышеизложенному можно с уверенностью сказать, что в годы войны информированию войск, укреплению их морального духа предавалось определено большое значение. Об этом свидетельствует разветвленная сеть повременных изданий при Военном министерстве, штабах фронтов и армий.  

Однако, неспособность грамотно организовать деятельность корреспондентов, игнорирование их пожеланий, серьезных просчетов в  работе по доведению информации до аккредитованных изданий привело к тому, что журналисты были вынуждены добывать информацию из неофициальных источников, что, в свою очередь, вело к ее искажению. Нередко информацию от корреспондентов скрывали не с целью сохранения военной тайны, а ввиду неудач русских войск на том или ином участке фронта.    

 



[1]Русский инвалид. 1914. № 159.

[2]Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2106. Оп. 1. Д.1031. Л.1.

[3]Русская военная периодическая печать. 1702–1916. Библиографический  указатель. М., 1959. С. 135 – 144. 

[4]Бережной А.Ф. Русская легальная печать в годы Первой мировой войны. Л., 1975. С. 23.

[5]РГВИА. Ф. 2106. Оп. 1. Д.1031. Л.5.

[6]Русская военная периодическая печать… С. 135 – 136.

[7]Там же. С. 150.   

[8]РГВИА. Ф. 2003. Оп. 1. Д.1492. Л.216-218, 247-248.

[9]Лемке М.К. – историк, журналист, публицист. С сентября 1915 г. по июль 1916  г. в звании штабс-капитана служил в Ставке Верховного Главнокомандующего русской армии. Офицер Бюро печати.  

[10]Лемке М.К. 250 дней в царской ставке. Пг., 1920. С. 117.

[11]См.: РГВИА, ф. 2003, оп. 1, д.1492, л. 216 – 218, 247 – 248; Военная энциклопедия: В 8 т. М., 2002. Т. 6.   С. 380; Русская военная периодическая печать. 1702 – 1916. Библиографический указатель. М., 1959. 

[12]Русская военная периодическая печать… С. 154. 

[13]Там же. С. 158 - 159.

[14]РГВИА. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 1031. Л. 122-123. 

[15]Там же. Д. 1033. Л. 1. 

[16]Там же. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 1031. Л. 103. 

[17]Там же. Л. 82-88. 

[18]Там же. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 729. Л. 19. 

[19]Там же. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 1003. Л. 16. 

[20]Там же. Л. 13. 

[21]Там же. Ф. 2048. Оп. 1. Д. 909. Л. 1-2.  

[22]Там же. Ф. 2106. Оп. 1. Д.1003. Л. 31. 

[23]Там же. Л. 51.       

[24]Там же. Л. 69.       

[25]«Военная летопись» - листок для нижних чинов, издававшийся 3 раза в неделю в Петрограде при Главном штабе (1914 – 1917). Целиком был заполнен материалами Первой мировой войны, сообщениями штаба ВГК, краткими обзорами военных действий. С 1916 года включал, кроме указанных сведений, статьи общеобразовательного характера, описание солдатских подвигов и рассказы.

[26]РГВИА. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 1003. Л. 134-138, 144.; Ф. 2048. Оп. 1. Д. 919. Л. 231.            

[27]Там же. Л. 148, 151, 154.; Ф. 2048. Оп. 1. Д. 919. Л. 234.       

[28]Там же. Ф. 2003. Оп. 1. Д. 1487. Л. 10. 

[29]Там же. Д. 1485. Л. 82. 

[30]Там же. Л. 66.

[31]Большевистская периодическая печать. 1900 – 1917. Библиографический указатель.      М., 1964. 

[32]Сарин О.Л., Чачух М.Ю. Спутник военного журналиста. М., 1990. С. 198.

[33]Большевистская периодическая печать. 1900 – 1917. Библиографический указатель.       С. 164, 176.     

[34]Ужегов Т.И., Белогуров С.Б. Отечественная военная журналистика. М., 1995. С. 182.

[35]РГВИА. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 1033. Л. 83-84.  

[36]Там же. Д. 619. Л. 1.   

[37]Армейский вестник. 1917. № 585.

[38]Армейский голос. 1917. № 1.

[39]РГВИА. Ф. 2003. Оп.1. Д.1484. Л. 1 – 3.

[40]Там же. Л. 72.  

[41]Там же. Ф. 2106. Оп.1. Д.1003. Л.1, 9, 49.

[42]Бережной А.Ф. Русская легальная печать в годы Первой мировой войны. С. 48 - 49.

[43]РГВИА. Ф. 2106. Оп.1. Д. 1003. Л. 241 – 242.

[44]Там же. Ф. 2003. Оп.1. Д. 1487. Л.10. 

[45]Там же. Ф. 2048. Оп.1. Д. 908. Л. 20, 22.  

[46]Там же. Л. 15.  

[47]Там же. Л. 98. 

 

 

 

 



Автор: Д.Г. Гужва | Дата добавления: 2011-06-21 | Просмотров: 2193

Издания ассоциации

От противостояний идеологий к служению идеалам: российское общество в 1914-1945 гг.: Сб. ст. / под ред. М.Ю. Мягкова, К.А. Пахалюка. М., 2016.

Народы Габсбургской монархии в 1914–1920 гг.

"Первая мировая: взгляд из окопа"

Партнеры

Реклама Google