Российская ассоциация историков Первой мировой войны

Михаил Быков "НА ПАМЯТЬ НЕ ЖАЛУЕМСЯ?" // РУССКИЙМИР.РУ № 5 / 2013

8 апреля в Государственной думе состоялось первое заседание оргкомитета по подготовке мероприятий, посвященных 100-летию начала Первой мировой войны. Спустя два дня в Российской академии наук прошел круглый стол, организованный Российской ассоциацией историков ПМВ на тему «Происхождение Первой мировой войны: альтернативные подходы».

Когда началась Первая мировая война? Вопрос на первый взгляд странный. Однако, как выяснилось в ходе опроса, проведенного сотрудниками Московской областной государственной научной библиотеки имени Н.К. Крупской (МОГНБ), подавляющее большинство молодых читателей ответить на этот вопрос уверенно не могут. Об этих печальных результатах рассказала на круглом столе в РАН заведующая Центром краеведения, редких книг и литературы по искусству МОГНБ Л. Арсенина. И добавила, что не помнит случая, когда кто-либо запрашивал в библиотеке книги, связанные с историей ПМВ. О похожей ситуации среди студентов Орловского государственного университета говорила кандидат исторических наук, доцент ОГУ С. Букалова.

В этом нет ничего удивительного. Военные историки признают, что политизация истории страны, навязанная после событий 1917 года, привела к тому, что события Первой мировой войны оказались заслонены событиями Гражданской и Великой Отечественной войн. Как результат Первая мировая помимо прежних своих названий – Вторая Отечественная, Великая – получила еще одно: войны Неизвестной.

Простой пример – кино, являющееся, по выражению одного видного марксиста, главным из искусств. Много ли фильмов о Первой мировой может вспомнить даже «продвинутый» кинозритель?

На круглом столе в РАН разговор шел профессиональный. Историки из Москвы, Петербурга, Орла, Тулы, Калуги, Рязани дискутировали на тему о происхождении войны, ее характере, особенностях, влиянии на дальнейшее развитие планеты. Высказывали хрестоматийные оценки и весьма новаторские суждения. Кто-то защищал традиционное отношение к ПМВ как к войне империалистической. Кто-то предлагал смотреть на Первую мировую как на войну Отечественную. Спорили по поводу того, когда и почему человечество оказалось в ситуации неизбежности планетарного конфликта, в который, в той или иной степени, оказалось вовлечено большинство государств. Так, в июне 1915 года войну Австро-Венгрии объявило крохотное Сан-Марино, а в марте 1916-го Германия нашла себе еще одного противника – Португалию. И это не превратилось в формальность: португальский корпус принимал участие в боевых действиях.

Довольно выпукло была представлена тема ответственности государств и облеченных властью лиц за развязывание Первой мировой войны. 

Казалось бы, шла научная дискуссия. Но также было очевидно, что военные историки озабочены и сугубо прикладными вопросами. Тон такому подходу был задан в самом начале, когда президент Российской ассоциации историков Первой мировой войны, доктор исторических наук, профессор Института всеобщей истории РАН Е. Сергеев подробно ознакомил участников круглого стола с планами оргкомитета по подготовке мероприятий, посвященных 100-летию начала ПМВ. А практический характер разговору окончательно придал начальник аналитического управления Общественного фонда «Центр национальной славы» М. Смирнов.

Главные тезисы его выступления: опасение, что памятными мероприятиями в 100-летнюю годовщину начала войны может все и закончиться; ограниченная обратная связь между учеными-историками и обществом.

По поводу второго тезиса спорить бессмысленно. Очевидно, что разрыв присутствует. Коммуникацию между носителями знания и обыкновенными людьми осуществляют средства массовой информации. И вот тут-то ситуация складывается безрадостная. Это подтвердил доктор исторических наук В. Шацилло, рассказавший о том, как на тему Первой мировой ему предложили выступить на одном из федеральных телеканалов. Прислали вопросник. Известно, что формальным поводом для начала войны послужило убийство австрийского эрцгерцога в боснийском Сараево. Одним из первых значился вопрос: правда ли, что в те дни в боснийской столице находился Лев Троцкий и какое отношение к покушению имел этот член большевистской партии? В такой ситуации профессионал всегда оказывается перед дилеммой: выступать в СМИ, обсуждая заведомые нелепости, «желтуху» и «чернуху», или отказаться? Многие по понятным причинам отказываются. А во многих наших СМИ дату памяти начала Первой мировой войны с упорством продолжают называть юбилеем (!). Вот уж воистину – заставь дураков Богу молиться…

Что касается опасений по поводу очередной «кампанейщины», то и тут, к сожалению, основания для беспокойства есть. Нечто похожее уже происходит с войной 1812-1814 годов. Мы, как могли, отметили 200-летие изгнания Великой французской армии из пределов России, но что-то не слышно пока инициатив по поводу чествования Русской армии – победительницы Бонапарта в 1813-1814 годах.

Уместно разработать программу памяти всей Первой мировой войны, не ограничиваясь только датой ее начала. Русская армия достойно сражалась в течение трех с лишним лет. И даже после того, как Советская Россия вышла из войны, подписав сепаратный и унизительный Брестский мир в марте 1918-го, русские части продолжали сражаться на Западном фронте. Да и сама Россия, уже втянувшаяся в Гражданскую войну, оттягивала на себя оккупационные корпуса германской армии. Иначе говоря, наша страна внесла значительную лепту в результат Первой мировой, завершившейся в ноябре 1918 года. И имеет все основания отмечать не только начало, но и конец ПМВ.

Почему возникли мысли по поводу грядущей скоротечности мемориальной кампании?

Стоит, наверное, посмотреть на предварительный план предлагаемых мероприятий, озвученный на первом заседании оргкомитета. Идеи, высказанные председателем комитета С. Нарышкиным, председателем комитета ГД РФ по образованию В. Никоновым, министром культуры В. Мединским и другими, актуальны и интересны. Установка памятника в Москве, открытие музея в Царском Селе, создание художественных и документальных фильмов, порталов и электронной базы, издание книг, проведение выставок и конкурсов, а также специальных уроков в российских школах в сентябре 2014 года, приведение в порядок воинских кладбищ и отдельных захоронений. Все это нужно и важно. Но если посмотреть на графу «сроки проведения» – там все ограничивается 2014 годом. И невольно возникает вопрос: будет ли оргкомитет работать после? 

Есть простой аналог: организации, в том числе комитет «Победа», которые занимаются памятными датами и юбилеями, связанными с Великой Отечественной войной. Не забыто 22 июня 1941 года. Помним о 9 мая 1945-го. Но также в фокусе внимания все значимые события, происшедшие между двумя этими датами. И в этом году страна встретила 70-летие прорыва блокады Ленинграда, 70-летие победы в Сталинградской битве, встретит и 70-летие победы на Курской дуге.

Почему бы в отношении Первой мировой войны не использовать точно такой же подход? Нам есть что вспомнить и кого помянуть и в 2015-2018 годах. Память – это такая штука, которая должна работать без перебоев. Только тогда это – хорошая память.

Михаил БЫКОВ

http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/magazines/archive/2013/05/article0002.html

Издания ассоциации

От противостояний идеологий к служению идеалам: российское общество в 1914-1945 гг.: Сб. ст. / под ред. М.Ю. Мягкова, К.А. Пахалюка. М., 2016.

Народы Габсбургской монархии в 1914–1920 гг.

"Первая мировая: взгляд из окопа"

Партнеры

Реклама Google